герб Панаева 

"А там, в гусарских киверах,

Семья Панаевых в рядах,

— То полк Ахтырский"

Слова из песни 12 Ахтырского гусарского полка

  

Панаевы ярко проявляли себя в совершенно разных сферах деятельности и почти всегда добивались успеха. 
Особенно это заметно по XIX веку. Невозможно представить себе историю развития литературного и издательского дела в России без имени редактора журнала 
«Современник» И. И. Панаева. Но и железнодорожное строительство, только начинавшееся тогда в России, нельзя представить без инженеров братьев Панаевых, строителей Николаевской железной дороги. А в сценической истории оперы П. И. Чайковского «Евгений Онегин» почетное место занимает имя первой исполнительницы партии Татьяны певицы А. В. Панаевой. Широкую известность получили военные подвиги представителей семьи Панаевых.


История дворянского рода Панаевых прослеживается с XVI века, но видное положение при дворе они стали занимать позже. Прадед писателяИван Андреевич Панаев (1717–1796) женился на дочери екатерининского наместника Синельникова, был воеводой в Туринске.

Панаев И.И.

Его сын Иван Иванович Панаев (1753-1796) с 20 лет служил в гвардии, был женат на племяннице Г. Р. Державина. Он сочинял нравственно-философские трактаты, увлекался театром, был близко знаком с Княжниным и Дмитревским. Умудрился попасть в немилость капризной императрицы и был сослан в Казань.

 Казань. Театр Панаева


Один из его сыновей, Владимир Иванович Панаев (1792–1859), женился на дочери казанского вице-губернатора красавице П. А. Жмакиной, сделал карьеру при дворе и достиг высших степеней отличия.

Панаев В.И.

Он занимал высокие посты в разных министерствах, а с 1832 года стал начальником канцелярии Императорского двора с правом личного доклада государю. Но служебные дела и карьерные успехи не мешали ему быть поклонником искусств и изящной словесности. Он печатал в журналах повести и стихи, был почетным членом Художественного, Географического и Вольного экономического обществ. В семейном архиве Панаевых сохранилсярукописный том его воспоминаний.

Отец писателя Иван Иванович Панаев-третий (1787–1813) приходился В. И. Панаеву родным братом. Как и большинство Панаевых, учился в Казанском университете. Он дружил с Аксаковым, сотрудничал с журналом «Благонамеренный». Но главным его занятием была военная служба в Иркутском гусарском полку.

Его сын — самый известный из четверки Иванов Панаевых — Иван Иванович (1812–1862) родился в Петербурге, окончил Благородный пансион при Санкт-Петербургском университете. В советском литературоведении он всегда оставался в тени соиздателя «Современника» Н. А. Некрасова.

 

 

И.И.Панаев

Панаев все свои силы отдавал литературной и журнальной работе. Как издатель и ответственный редактор он влиял на редакционную политику и способствовал процветанию журнала и открытию новых имен. Экспозиция Музея-квартиры Некрасова на Литейном пр.,36, включает в себя мемориальный кабинет Панаева.

Литейный, 36

В 1839 году Иван Панаев, пренебрегая условностями, по страстной любви обвенчался с девушкой из актерской семьи. Благодаря мужу Авдотья Яковлевна Панаева (1820–1893) с юных лет оказалась в окружении самых блестящих умов и талантов. Под влиянием мужа и всей атмосферы«Современника» она быстро превратилась в одну из самых ярких и заметных женщин своей эпохи. В определенном смысле она стала русской Жорж Санд. Довольно быстро завоевала известность как писательница, печатавшаяся под псевдонимом Н. Станицкий.

Панаева А.Я.

Впрочем, романы и повести из-под ее пера выходили довольно посредственные и сейчас заслуженно забыты. Но вот мемуары она оставила великолепные, до сих пор ее воспоминания остаются неисчерпаемым источником для исследователей той интереснейшей литературной эпохи.
Для И. И. Панаева семейное счастье длилось недолго. С 1847 года Авдотья Яковлевна стала гражданской женой Некрасова. Впрочем, добрые отношения с мужем сохранялись, и, когда Иван Иванович тяжело заболел, она приняла в его судьбе самое горячее участие. Панаев умер у нее на руках с надеждой, что они снова будут вместе и уедут жить в деревню. У Ивана Ивановича была многочисленная родня. Но особенно близок он был с сыновьями брата своего отца Александра Ивановича Панаева 

Ипполит Александрович Панаев (1822–1901) породственному помогал владельцу и редактору «Современника» вести финансовые дела.

Панаев И.А. с дочерью (1860-е гг.)

По основной же специальности он был инженером-путейцем — элитной для России того времени профессии. Вместе с братьями Валерьяном, Аркадием и Кронидом он тянул Николаевскую железную дорогу от Бологого до Москвы. Позже преподавал в железнодорожном институте. Это на основе рассказов братьев Панаевых Некрасов написал свое знаменитое стихотворение «Железная дорога».

17 февраля 1835 года был учреждён специальный «Комитет по устройству железных дорог в России». После этого события стали развиваться стремительно: в 1837 году официально открылась Царкосельская дорога, а в 1842 году началось строительство Николаевской дороги. Именно тогда приехали на Валдайку три брата Панаевых: Валериан, Ипполит и Кронид. Валериан Александрович, только что окончивший Корпус инженеров путей сообщения (в 1844г.), принимал участие в изыскании, проектировании, эксплуатации Московско–Петербургской железной дороги. Двенадцать лет жил и работал на строительстве Николаевской ж\д (он состоял на службе в чине поручика). Поселились Валериан и Ипполит в деревне Кузнецово на реке Шегринке, а Кронид Александрович Панаев приобрёл усадьбу Козиных в двух верстах от станции Валдайка.

Крониду Александровичу также принадлежали дома и земли на Валдайке. Именно на одном из своих земельных участков, в непосредственной близости к железной дороге, Кронид Александрович и решил построить храм.  Иверский храм был построен в 70-х годах XIX века, а закрыт в 30-е годы XX века. Строился храм на земле Кронида Панаева, на его средства.

  

В 1870 году с благословения архимандрита Лаврентия в Иверском монастыре была устроена семейная усыпальница Панаевых, расположенная в северо-восточной части монастыря, в саду. Где и были погребены тела Кронида Александровича и его супруги, Александры Егоровны. 

 Панаев Валерьян Александрович (1824–1899) т был инженером-путейцем, но еще и публиковал анонимно в «Колоколе» у Герцена проекты освобождения крестьян от крепостного права. Для своей дочери Александры он построил в Петербурге возле Адмиралтейства по собственному проекту театр с лучшей для тех времен акустикой и сценической машинерией. 

К сожалению, здание это сгорело в 1917 году. Александра Валерьяновна Панаева (1854–1941) училась оперному искусству у самой Полины Виардо, стала первой Татьяной в концертном исполнении оперы «Евгений Онегин». Ее талантом и красотой восхищались многие знаменитости. Чайковский посвятил ей свои лучшие романсы, а поэт Апухтин - цикл стихотворений. Она умерла от голода в блокадном Ленинграде.
Аркадий Александрович Панаев (1831–1889) окончил Кадетский корпус, служил на Дунайской флотилии, был управляющим царским имением в Ливадии. В конце 1860-х годов он участвовал в строительстве железной дороги Курск - Киев. Трое его сыновей Борис, Лев и Гурий геройски погибли на полях сражений первой мировой войны. Младшему брату Платону выпала доля захоронить останки героев в Павловске, где доживала свой век их мать Вера Николаевна.  Вера Николаевна Панаева (в девичестве Одинцова) Исследователи наградной системы России сообщают, что единственной женщиной, удостоенной "Знака отличия Святой Ольги" (Знака отличия матерям героев, оказавших подвиги, достойные увековечения в летописях Отечества) стала Вера Николаевна Панаева, потерявшая в Первую мировую войну трех сыновей. Все три брата были Георгиевскими кавалерами. Все три брата служили в одном полку - 12-ом гусарском Ахтырском.

 

Старший из братьев, Борис Аркадьевич Панаев (14.11.1878 - 13.08.1914), воевавший еще в русско-японскую войну, принадлежал к числу тех, кого уважают и любят товарищи, на которых радуются и которыми гордятся старшие. Борис писал в своем дневнике про смерть: «Убитым на войне быть — что выше, почетнее для военного!.. Как привлекательна смерть впереди и на глазах своей строевой семьи! Но это смерть легкая...».

Его час пробил 13 августа 1914 года в самом начале войны. Вот как описывает подвиг Бориса известный писатель Поселянин: «Близ деревни Демня авангард ахтырцев имел задачей выбить противника с позиций, которые он занимал за плотиной с обеих сторон. Надо было идти под близким обстрелом через извилистую и длинную (две версты) плотину, ведущую к железно дорожному полотну, оплетенному проволокой. Атака этой позиций считалась невозможной. Борис Панаев просил начальника дивизии разрешить ему атаковать двумя эскадронами. Справа по три он понесся в атаку, ведя свой второй эскадрон. Борис, уже раненый в ногу при подходе к плотине, чтобы не упасть, он держался рукою за луку седла. К ней был привязан родовой образ Преображения, пред которым ему суждено было умереть. Новая рана в живот. Он все держится в седле, все продолжает скакать на противника по крутому подъему и, крича: «С Богом, за Царя!», чрез проволоку врубается в австрийские ряды. Изнемогает, но еще рубит. Успевает сказать трубачу, чтобы тот взял с него сумку с эскадронной иконой. Подскакивает к австрийскому офицеру, схватывает его за шею, но тот четвертой раной, из револьвера в висок, сражает Панаева».

Эскадрон выполнил задачу, Борис Панаев оказался единственным убитым в этой атаке с нашей стороны и стал первым из Георгиевских кавалеров, награжденных орденом посмертно. Указом от 7 октября 1914 года ротмистр Борис Аркадьевич Панаев был награжден орденом св.Георгия 4-й степени.

28 августа 1914 года австрийцы по всему фронту переходят в наступление. 12-й дивизии Каледина было приказано спасать пехоту. Приказ Брусилова звучал буквально так: «12-й КАВАЛЕРИЙСКОЙ ДИВИЗИИ – УМЕРЕТЬ. УМИРАТЬ НЕ СРАЗУ, А ДО ВЕЧЕРА!» Каледин, спешив три полка, начал бой, оставив в резерве Ахтырский гусарский полк. Противник сосредоточил весь огонь против наступающих. Спешенные полки сцепились с врагом в рукопашной. Чтобы спасти остатки пехоты и спешенных полков, Каледин принимает решение бросить в атаку в конном строю гусар.
Австрийцы, заметив приготовления полка к атаке, переносят весь огонь на гусар. Четыре эскадрона, невзирая на сильный пулеметный огонь и рвущуюся шрапнель, в конном строю атаковали наступавшую пехоту, обращая австрийцев в паническое бегство. Полк потерял убитыми: командира полка, трех офицеров, в том числе второго из братьев Панаевых – штаб-ротмистра Гурия Аркадьевича, и 44 гусара.

Штабс-ротмистр Гурий Аркадьевич Панаев (03.04.1880 - 29.08.1914) во время кавалерийской атаки он увидел, что лошадь под одним из гусаров убита, а всадник ранен. Верный боевому братству, Гурий соскочил с коня, перевязал раненого и посадил его в свое седло. Сам он сразу же вернулся в строй, но был убит. Посмертно Гурий Панаев стал кавалером ордена Святого Георгия IV степени.

Гурий Панаев

 

В этой же атаке участвовал командир 5-го эскадрона ротмистр третий брат Лев Аркадьевич Панаев (31.08.1882 - 19.01.1915). За отличие в атаке Лев получил Золотое Георгиевское оружие с надписью «За храбрость», о чем в представлении записано: «…ротмистр Л.Панаев личным примером довел эскадрон до удара холодным оружием, несмотря на встречные окопы и убийственный ружейный, пулеметный и артиллерийский огонь противника».Ротмистр Ахтырского гусарского полка Лев Панаев писал стихи о гусарах (некоторые из них есть по ссылке). 
Однако и самому Льву Панаеву пришлось не долго носить почетную Георгиевскую саблю. Во время атаки в Галиции 19 января 1915 года он был убит в бою у местечка Лютовиска, и посмертно стал третьим в семье кавалером ордена св.Георгия. Ему тогда еще не исполнилось и 33-х лет. В указе о награждении было сказано, что ротмистр Лев Панаев в бою 19 января 1915 года, «…командуя эскадроном, несмотря на сильный оружейный огонь противника, проявил выдающееся мужество и, увлекая своим примером других, первым бросился на неприятельский окоп, выбил противника и занял господствующую высоту, причем, смертью запечатлел свой подвиг».

Лев Панаев

 

За несколько дней до гибели Льва Панаева к командующему 8-й армией генералу А.А.Брусилову явился на представление младший четвертый из братьев Панаевых, лейтенант флота Платон Аркадьевич Панаев (10.11.1884 г. – 1918). До этого он служил на далеком Амуре, был командиром канонерской лодки «Сибиряк», затем флагманским артиллеристом всей Амурской флотилии.
Платон Панаев
П.А.Панаев просил зачислить его в Ахтырский гусарский полк. По преданию, Брусилов сказал: «Панаевы – героическая семья, чем их больше, тем лучше». Но после известия о гибели третьего из братьев, Платон Панаев был отозван из действующей армии и зачислен на службу в одно из учреждений Морского ведомства в Петрограде. Но «спустя некоторое время, лейтенант Панаев подал рапорт об обратном командировании его к действующему флоту». Один из современников вспоминал впоследствии, что «мать погибших трех сыновей, вдова Панаева, не только не препятствовала намерению сына, но вполне разделяла его желание, что на месте он нужнее, нежели в Петрограде». 
Первого апреля 1916 года Платон Панаев отбыл в одну из действующих эскадр, а уже 2 апреля был подписан императорский рескрипт о награждении В.Н. Панаевой Знаком отличия Святой Ольги II степени. Ни до, ни после Знак отличия, носивший имя древнерусской княгини и вручавшийся как награда исключительно женщинам, больше не выдавался.

О трагедии семьи Панаевых много писала тогда русская пресса.

О причинах смерти в 1918г. Платона Панаева из открытых источников ничего неизвестно.  Была ли это иммиграция,  либо репрессии большевиков. Если есть какая  то достоверная  информация, пожалуйста, напишите.В годы войны фашисты вывезли мраморные надгробья в Германию, и могилы братьев Панаевых с тех пор затерялись.

В 1922 году Сергей Павлович Панаев (1874–1937) и его супруга Лидия Алексеевна вывезли во Францию архив и реликвии рода Панаевых. Лидия Алексеевна завещала вернуть их в Россию безвозмездно. Это было исполнено ее племянницей по мужу А. И. Бестужевой, урожденной Панаевой.    Венецианов А.Г. "Портрет детей Панаевых с няней"