Часть первая (1830 - 1839)

 

ГЛАВА I

Благородный пансион при Петербургском университете. - Профессора и преподаватели. - Речь на акте. - Граф Хвостов. - Письмо ко мне литератора Римского-Корсакова. - Литературный вечер у него. - М. И. Глинка и барон Дельвиг. - Литературные шуты. - Экзамены. - Пирамида и шапочка. - Выход наш из пансиона с помощию влюбленного инженера. - Несколько заключительных слов.

 

ГЛАВА II

Первое время после выхода из пансиона. - Мои литературные упражнения и чтение. - Классицизм и романтизм. - "Notre Dame de Paris". - Моя неудавшаяся попытка печататься. - Первый нравственный толчок, полученный мною по поводу моего рассказа о подаренной девке. - Мои знакомства. - Фантазия о военной службе и о камер-юнкерском мундире. - Определение меня на службу. - Моя отставка. - Первая моя напечатанная повесть. - Встреча с Пушкиным у Смирдина. - Несколько слов о Пушкине. - Толки о "Торквато Тассо" Кукольника и мое знакомство с его автором.

 

ГЛАВА III

Дальнейшее знакомство мое с Кукольником. - Его поклонники. - Первое представление "Руки всевышнего". - Триумвират Брюллова, Глинки и Кукольника. - Их дружба. - Чиновники особых поручений при авторитетах. - Середы Кукольника. - Булгарин. - Ужин у Кукольника. - М. И. Глинка. - Карикатурный альбом Степанова. - Продолжение моей службы. - Князь Ширинский-Шихматов. - Бал у него. - Умирающий Сваррик-Сваррацкий. - Г. Краевский в редакции "Журнала Министерства просвещения". - Мое знакомство с Краевским. - Перевод "Отелло". - Знакомство с Каратыгиным, Брянским и князем Шаховским.

 

ГЛАВА IV

Литературные сборища по утрам у г. Краевского. - Барон Розен, Якубович,

Владиславлев с "Утреннею зарею", Гребенка, Вернет, Степанов, Струйский и другие. - Появление Бенедиктова, - Чтение "Хевери". - Соколовский. - Воейков. - Литературный вечер у меня. - Знаменитый обед, данный Воейковым при открытии новой типографии. - Русская пляска.

 

ГЛАВА V

Альманах в память открытия типографии. - Э. И. Гувер. - Вечер у Воейкова в великом посту. - Чтение "Сумасшедшего дома". - Нумер "Русского инвалида", присланный мне Воейковым. - Юбилей Крылова. - С. Н. Глинка. - Литературно-великосветские субботы у князя В. Ф. Одоевского. - Сахаров, издатель "Сказаний русского народа". - Отец Иакинф. - Отношения Одоевского к молодым литераторам. - С. А. Соболевский. - Смерть Пушкина и

разбор его бумаг. - Имя Краевского на обертке "Современника" вместе с именами князя Вяземского, Жуковского и Плетнева.

 

ГЛАВА VI

Вечера у графа Ф. П. Толстого. - Кукольниковская партия. - Вечер у Гребенки. - Шевченко. - Сотрудник Сенковского и М. А. Языков. - Серапионовы литературные вечера во 2-м кадетском корпусе. - А. А. Комаров, П. В. Анненков и капитан Клюге фон Клугенау. - Знакомство мое с Н. А. Майковым. - 14-летний Аполлон Майков. - И. А. Гончаров и г. Дудышкин. - Кукольник в кругу офицеров. - Приезды А. В. Кольцова в Петербург. - Мое сближение с ним. - Разговоры о Белинском. - Впечатления, произведенные на меня "Литературными мечтаниями" Белинского.

 

ГЛАВА VII

Запрещение "Телескопа". - "Библиотека дня чтения". Сенковский и гении, им созданные. - Возвращение больного Надеждина из Усть-Сысольска. - Мое сближение с ним. - Надеждин как собеседник. - Ответ Надеждина на вопрос: почему теперь нет хороших стихов? - Отношения Надеждина к разным издателям. - Два слова о Н. И. Грече. - Гоголь у Прокоповича. - Башуцкий и его вечера. - Приготовления к изданию "Отечественных записок". - Разговор мой с г. Краевским по этому поводу. - Объявление об издании "Отечественных записок".

 

ГЛАВА VIII

Начало "Отечественных записок". - Граф Соллогуб и "История двух калош". - Лермонтов и его отношения к г. Краевскому. - Стихотворение Лермонтова: "Есть речи...". - Впечатление, произведенное на Лермонтова появлением его "Казначейши" в "Современнике" Плетнева. - Лермонтов после дуэли с Барантом. - Белинский в Ордонансгаузе у Лермонтова. - Ошибка г. Дудышкина. - Несколько слов о характере Лермонтова. - Приезд в Петербург Межевича и прием, сделанный ему г. Краевским. - Очерк Межевича. - Состояние литературы в конце тридцатых годов. - Отъезд мой в Москву. - Заключительное слово.

 

Часть вторая (1839 - 1847)

 

ГЛАВА I*

Москва. - Знакомство с кружком Белинского. - Семейство С. Т. Аксакова. - Белинский и Константин Аксаков. - Обеды и вечера у Аксаковых. - И. Е. Великопольский. - Бал, данный им на Пресненских прудах, и иллюминация. - М. Н. Загоскин. - Обед у него. - Моя поездка с ним на Воробьевы горы. - Мочалов в "Гамлете" и "Отелло". - Предложение Погодина. - Вечера у Мельгунова. - Павлов и Хомяков, рассуждающие о Милькееве. - Чтение "Тоски по родине" у Аксаковых. - Моя статейка о Москве в "Литературных прибавлениях к Инвалиду". - Разговор мой с К. С. Аксаковым на берегу Москвы-реки у Драгомиловского моста.

 

ГЛАВА II

Кетчер. - Несколько слов о кружке, к которому принадлежал он. - М. С. Щепкин и его семейство. - Поездка в Химки к нему на дачу. - Гоголь у Аксаковых. - Чтение I главы "Мертвых душ". - Представление "Ревизора" в присутствии автора. - Н. Ф. и К. К. Павловы. - Кетчер и Павловы.

 

ГЛАВА III

Воззрения Белинского и его кружка в 1839 г. - Встреча Белинского с студентом Кавелиным. - Мои письма к г. Краевскому о Белинском. - Отрывки из письма ко мне г. Краевского. - Мой отъезд из Москвы в деревню. - Возвращение в Москву. - Еще письмо г. Краевского. - Вечера у Боткина. - Статья Белинского по поводу книжки о "Бородинской годовщине". - Негодование Белинского против Менцеля. - Отъезд мой с Белинским из Москвы.

 

ГЛАВА IV

Клюшников, Кетчер и Бакунин и вообще их московский кружок.

 

ГЛАВА V

Грановский и московский кружок.

 

ГЛАВА VI

Белинский в Петербурге. - Приезд Бакунина. - Его посещения. - Переезд Белинского на Петербургскую сторону. - Приезд Каткова, остановившегося у меня. - Наши занятия и гулянья. - Перевод "Путеводителя в пустыне" Купера. - Ссора Каткова с Бакуниным у Белинского. - Толки о дуэли. - Книгопродавец Поляков. - Отъезд Бакунина и Каткова за границу. - К. Аксаков в Петербурге проездом за границу. - Полтора года страдальческой жизни Кетчера в Петербурге.

 

ГЛАВА VII

Наш петербургский кружок. - Субботы у меня. - Увлечение Белинского Леру и Жорж-Сандом. - "Revue independante". - Неловкое положение г. Краевского вследствие нового направления Белинского. - Женитьба Белинского. - Кречетов. - Удар паралича. - Некрасов. - Знакомство с ним и с Григоровичем. - Появление Тургенева. - Два слова об эксплуататорах и об эксплуатируемых.

 

ГЛАВА VIII

Белинский вне своего кружка. - Военный историограф. - Обед у Башуцкого и чтение его. - Обеды и вечера А. С. Комарова. - Лажечников и его неудачное искание места директора московских театров. - Смерть Воейкова и Полевого. - Отношения тогдашних литераторов к "Отечественным запискам". - Несколько слов о Губере.

 

ГЛАВА IX

Мое знакомство с графом Соллогубом. - Его литературные успехи. - Огарев и К. Булгаков. - Чтение у меня на даче "Медведя". - Граф Мих. Юр. Виельгорский. - Константин Булгаков. - Середы у графа Соллогуба. - А. П. Башуцкий и Булгаков. - Появление Ф. М. Достоевского. - Успех его "Бедных людей". - Увлечение Белинского. - Достоевский на вечере у Соллогуба. - Чтение "Нахлебника" Тургенева у князя Одоевского и "Свои люди - сочтемся" Островского у Соллогуба. - Впечатление, произведенное этими пиесами на великосветскую публику. - Дружеские вечера у А. Н. Струговщикова. - Брюллов и Кукольник на этих вечерах. - Закат Кукольника.

 

 

Часть первая (1830 — 1839)

 

    ГЛАВА I

   (вступительная) Благородный пансион при Петербургском университете. — Профессора и преподаватели. — Речь на акте. — Граф Хвостов. — Письмо ко мне литератора РимскогоКорсакова. — Литературный вечер у него. — М. И. Глинка и барон Дельвиг. — Литературные шуты. — Экзамены. — Пирамида и шапочка. — Выход наш из пансиона с помощию влюбленного инженера. — Несколько заключительных слов.

  Приступая к моим литературным воспоминаниям, я должен говорить и о самом себе, настолько, насколько это необходимо для связи рассказа. Я буду откровенен. Обличать самого себя труднее, чем других; но я постараюсь быть твердым и не поколеблюсь при мысли, что моя откровенность может подать повод к более или менее остроумным выходкам против меня журнальных и газетных канцеляристов. Такие выходки давно уже не производят на меня никакого впечатления. Отрешившись мало-помалу от большей части диких взглядов и предрассудков той среды, в которой я взрос и воспитался, я могу говорить о своем прошедшем, не смущаясь.

 Я учился в Благородном пансионе при Петербургском университете (теперь 1-я гимназия). Перед этим я был помещен в Высшее училище (теперь 2-я гимназия), в котором я пробыл только две недели… Я умолял, чтобы меня взяли оттуда, потому что не хотел учиться вместе с детьми разночинцев и ремесленников. В двенадцать лет, несмотря на совершенное ребячество, я уже был глубоко проникнут чувством касты, сознанием своего дворянского достоинства. Мольбы мои взять меня из Высшего училища нашли не только совершенно основательными, но даже некоторые из близких мне людей рассказывали об этом своим знакомым с гордостию: "Дитя, а какие высокие чувства!" — и я выиграл этим в глазах родных и знакомых.

 Меня определили в Благородный пансион. Эти благородные пансионы существовали единственно только для детей привилегированного класса, родителям которых казалось тогда обременительным и бесполезным подвергать своих избалованных и изнеженных деток излишнему труду и тяжелому университетскому курсу, наравне с какими-нибудь разночинцами и семинаристами. Курс благородных пансионов едва ли был не ниже настоящего гимназического курса, а между тем эти пансионы пользовались равными с университетами привилегиями. Некоторые профессора университета и учителя не скрывали по этому поводу своего негодования и высказывали его очень резко, особенно на экзаменах.

 Они пожимали плечами, покачивали головами и справедливо замечали, что награждать университетскими привилегиями таких неучей, как мы — вопиющая несправедливость. Об этом нам особенно часто повторял учитель латинского языка, преподававший этот язык также и в Высшем училище. Он с каким-то особенным ожесточением нападал на нас.

 Неблаговоспитанность его доходила до крайних пределов. Если кто-нибудь из нас не знал урока и повторял подсказываемое ему сзади товарищем, — то учитель, насупив свои густые брови, восклицал обыкновенно:

 — Коли будешь слушать чужие речи, то тебе взвалят осла на плечи. — Болван!

 При таких грубых выходках оскорбленные ученики поднимались со своих скамеек и в один голос говорили:

 — Покорно прошу обращаться с нами вежливее. Здесь не Высшее училище. Мы дворяне.

 — Ах вы, пустоголовые дворяне! — возражал учитель: — ну какой в вас толк? Да у меня в Высшем училище последний ученик, сын какого-нибудь сапожника, без одной ошибки проспрягает глагол amo, покуда я его держу на воздухе за ухо…

 Профессор математики, экзаменовавший нас, обыкновенно повторял с злобою:

 — Нет, никуда вы не годитесь… разве только в гусары либо в уланы.

 Впрочем, некоторые профессора и учителя, самые неумолимые, строгие и грубые, оказывались не только снисходительными, даже нежными к тем из нас, которые перед экзаменом адресовались к ним с просьбою о приватных уроках. К числу таковых принадлежал и неблаговоспитанный учитель латинского языка.

 Когда ученик являлся к нему перед экзаменом с просьбою о приватных уроках, учитель латинского языка обыкновенно приятно ухмылялся и говорил:

 — Я предупреждаю вас, что беру за уроки дорого… 25 р. за урок. Шесть уроков для вас будет довольно. Это будет стоить вам 150 р. — и деньги покорнейше прошу вперед.

 Ученик отдавал ему деньги. Учитель являлся на первый урок, объявлял ему то, что именно он спросит его на экзамене, и затем уже более не являлся на остальные пять уроков, отговариваясь неимением времени или болезнью.

 К таким наставникам мы не могли питать уважения; к тому же их рутинное, пошлое, устарелое преподавание по самым жалким курсам не могло не только заохотить нас к ученью, но просто отвращало нас от этой мертвой науки — и мы принуждали себя учиться только для того, чтобы получить известный класс… Наши умственные способности нисколько не развивались; они, напротив, тупели, забитые рутиной. Бессмысленное заучиванье наизусть, слово в слово по книге, было основой учения, и потому самые тупые ученики, но одаренные хорошею памятью, всегда выходили первыми.

 Пошлость, тупоумие и разные нелепые выходки наших наставников заставили нас смотреть на них как на шутов и забавляться их смешными и слабыми сторонами.

 Профессор истории Т. О. Рогов, вяло преподававший историю по учебнику Кайданова — маленький, тучный человечек, страстный охотник до ватрушек, читал нам однажды об Лжедмитрии. Некоторые из учеников запаслись накануне за ужином сырниками и положили их утром разогреть в печь… Запах творога начал щекотать тонкое обоняние профессора, и он, не докончив фразы, сошел с кафедры и отправился прямо к печной заслонке, отворил ее и, запустив руку в печь, воскликнул:

 — Уж тут у вас, наверно, ватрушки?

 — Это, Трофим Осипович, — заметил один из учеников, — лжеватрушки, потому что это сырники.

 Невинное замечание это показалось профессору оскорблением преподаваемой им науки и нарушением дисциплины. Он взглянул с любовию на сырник, положил его в печь и, обратившись к ученику, сделавшему замечание, с строгим видом произнес:

 — А вот я сведу вас к инспектору за вашу неприличную и неуместную выходку! — и погрозил ученику, но потом, успокоившись, взошел на кафедру, растерев предварительно несколько плевков на полу, которых он не мог равнодушно видеть, что, конечно, заставляло учеников заплевывать весь пол перед его приходом.

 Т. О. Рогов брал с нас подписку на свой курс истории. Он говорил, что этот курс у него совсем готов, стоит только приступить к печатанию, но прибавлял наивно, что он боится разбойника Полевого, для которого нет ничего священного и который, пожалуй, обругает его.

 Преподаватель математики К. А. Шелейховский был еще забавнее профессора истории. Шелейховский был поэт. Рассеянный, бледный, вечно с взъерошенными волосами, он часто останавливался среди своих вычислений, бросал с негодованием мел, отходил от доски и восклицал тоненьким певучим голосом:

 — Мне эта сушь надоела, господа!.. Что вам задал к переводу латинский учитель? — Дайте я вам переведу. Я ведь многие места из Саллюстия знаю наизусть…

 Ученики, разумеется, с радостию исполняли его желание, и он тут же принимался переводить, забывая о своей математике.

 Он не знал ни одного ученика в лицо и запомнил фамилию только одного, который ходил с костылем; но если ученик с костылем не знал урока, то на вызов учителя выходил за него другой, вооруженный костылем. Учитель никогда не замечал этой проделки.

 Преподаватель прав г. Анненский, маленький, худенький господин, с черными масляными глазками и с хохолком напереди, очень смешно пришепетывавший, более всех подвергался оскорблениям воспитанников. Его никто никогда не слушал. Во время его классов разговаривали, кричали, играли под столом в орлянку и в карты, а иногда целые скамейки двигались на него, образовывали около него каре и теснили его к стене. Он сердился, плакал, выбегал из класса и второпях опускал ноги в галоши, не замечая, что они налиты квасом. Когда его перевели в Ришельевский лицей и он в последний раз явился к нам на лекцию, его прощание с нами было смешно, но вместе с тем оставило в нас тяжелое впечатление.

 "Господа! — говорил он: — я просцаю вам те осколбления, котолие вы постоянно наносили мне. Ластанемся длузьями… Мозет быть, господа, кто знает?.. (и в эту минуту на глазах его показались слезы) звезда сцастия заголится для меня над Эвксинским понтом…" В этот раз над ним никто не смеялся, и когда один из воспитанников хотел при выходе его дать ему щелчок в затылок, — другие остановили его… Он крепко жал всем руки, и лицо его выражало грустное умиление от чувства признательности, что с ним в последний раз обошлись по-человечески.

 Один только из всех учителей пользовался некоторою любовию и вниманием воспитанников за свой смелый и свободный образ мыслей. Это был учитель российской словесности В. И. Кречетов, издавший поэму Подолинского "Див и Пери" с кратким предисловием, в котором сказано было, что "это такой цветок в вертограде нашей словесности, мимо которого нельзя пройти не полюбовавшись". Кречетов был из семинаристов. Он имел с небольшим лет 30, был высокого роста, коренастого телосложения, с орлиным носом, с головою в форме груши, как у Людовика-Филиппа, покрытою белокурыми волосами с завитками на висках. Волосы эти начинали редеть, что, повидимому, его беспокоило, потому что он имел некоторое поползновение к светскости и щегольству, и он беспрестанно запускал свои пальцы в волосы, отряхал пальцы перед глазами, брал для чего-то выпавший волос, рассматривал его и раздирал не без некоторого ожесточения. Он имел также особую манеру сморкаться: вынимал из кармана чистый платок, встряхивал его, высмаркивался в самый кончик, завертывал его тщательно и потом оскаливал зубы и потрясал головою… Большим красноречием он не обладал, но вздувал и взмыливал свои фразы, добавляя недосказанное жестами рук и различными телодвижениями. Смелость и свободный образ мыслей его заключались в том, что он открыто и прямо называл Пушкина великим поэтом и даже приносил нам его новые стихотворения, прочитывал их и разбирал их красоты. Тогда это была действительная смелость, потому что даже имя Пушкина, как безнравственного и либерального писателя, нельзя было произносить в учебных заведениях.

 Кречетов притом подсмеивался над всеми пиитиками и реториками и говорил, что он только по необходимости преподает нам все эти пошлости. Он занимал нас рассказами о своих литературных связях и, упоминая о Баратынском и Дельвиге, обыкновенно прибавлял: мой Дельвиг, мой Баратынский, или мой Евгений. Из древних писателей, знакомством которых он любил щегольнуть, Кречетов более всех восхищался Горацием и называл его также — мой Гораций.

 Он любил подтрунить при случае над другими нашими преподавателями и называл их с презрительной гримасой глупыми староверами; нередко намекал нам о том, что у него в голове роятся тысячи мыслей, но что недостаток времени не дает ему возможности олицетворить эти мысли в поэтические образы. Один из всех наших учителей — он отзывался с уважением о Полевом и о его "Московском телеграфе". Кречетов обращался с нами поприятельски, не давая чувствовать силу своей учительской и начальнической власти, как другие, и обнаруживал особенное расположение к тем воспитанникам, у которых начинала проявляться страсть к русской словесности. В течение своего годового курса он почти не упоминал нам о реторике и только к концу года, перед экзаменом, давал нам небольшую тетрадку, заключавшую в себе реторику и пиитику вместе, для заучивания наизусть… На лекциях же занимался разбором наших сочинений, подтрунивал и острил над ними, декламировал нам стихи Державина, Батюшкова, Жуковского, Козлова и, втайне от начальства, Пушкина, Баратынского, Языкова и Дельвига. Он представлял нам характеристики этих поэтов, рассыпая в страшном количестве прилагательные. Он красноречиво говорил, что строй лиры Державина отличается необыкновенною возвышенностию, что Державин высоко парит, как орел, и гордо ширяет в поднебесьи (и при этом размахивал руками); что смелостию и яркостию фантазии, блеском и роскошью своих образов и картин он равняется с древними скандинавскими бардами; что Батюшков напитался классическим духом и заимствовал у классиков их пластицизм, что Жуковский и Козлов ввели нас в мир таинственный и новый и познакомили нас с романтизмом (слово «романтизм» Кречетов обыкновенно произносил в нос) и пр.

 Любимыми словами Кречетова при таких характеристиках были: полнота, округлость, сочность, музыкальность, гармония, — и он беспрестанно повторял их при разборе новейших поэтов, особенно Пушкина и Языкова. Произнося слова «сочный», "округлый", он как бы подтверждал окончательно эту полноту и округлость движениями рук.

 Однажды Кречетов явился к нам в класс с таинственным и торжествующим видом. Он сел на свой стул, провел рукою по волосам и, разодрав выпавший волос, обозрел всех нас значительно, потом высморкался в кончик платка и произнес:

 — В последних числах сентября… — В последних числах сентября! — повторил он еще выразительнее и приостановился на минуту. — Господа! — продолжал он, — ну что, кажется, может быть обыкновеннее, пошлее, вседневнее, прозаичнее этих слов? Эти слова мы произносим ежедневно, ежеминутно, в самых ничтожных разговорах… В последних числах сентября… Какая проза! А между тем, господа, это первый стих прелестной, игривой, бойкой, ловкой, остроумной поэмы, которая вся искрится поэзией… Вы думаете, что я шучу — нисколько… Этими словами начинается новая поэма Пушкина: "Граф Нулин".

 И вслед за тем Кречетов прочел нам несколько отрывков из «Нулина», все, однако, посматривая на дверь со стеклами, выходившую в коридор, в которую нередко заглядывали инспектор или его помощник.

 Окончив чтение, он воскликнул:

 — Начать поэму такими пустыми, прозаическими словами: в последних числах сентября — это, господа, я вам скажу, величайшая поэтическая дерзость… Только Пушкин мог решиться на это. Вот что значит гений!.. Вы, однако, господа, — прибавил Кречетов, — не рассказывайте о том, что здесь говорится и читается, вашему начальству. Сору из избы выносить не надо…

 — Как можно! сохрани бог! — закричали воспитанники в один голос.

 После этого понятно, почему они Кречетова любили и почему ставили его выше других преподавателей, хотя он не отличался от них ни особенными знаниями, ни особым умом, ни даже блеском слова.

 На меня Кречетов обращал большое внимание, потому что я по-русски писал правильнее других и представлял сочинения, которые ему очень нравились.

 С пятнадцатилетнего возраста у меня развилась страсть к чтению и литературе. Я с жадностию и приятным трепетом перечитывал все тогдашние альманахи, особенно "Северные цветы"; романы Вальтер-Скотта; главы «Онегина», выходившие отдельно, и некоторые статьи в "Московском телеграфе". У немногих из моих товарищей также начинала пробуждаться любовь к чтению, и около меня собирался небольшой кружок слушателей.

 Украдкою от начальства, под видом повторения уроков, мы таким образом каждый вечер сходились в классе читать романы Вальтер-Скотта или «Телеграф». В «Телеграфе» более всего занимали нас статьи о театре г. Ушакова, в которых кстати и некстати говорилось обо всем на свете, и статьи полемические и критические самого Полевого. Чтения эти все-таки хоть сколько-нибудь способствовали к нашему развитию; но чем более мы приобретали привычку к чтению, тем сильнее чувствовали отвращение к учению, к той науке, которую преподавали нам. Я знал множество стихов наизусть, пробовал сам писать стихами и наконец начал года за полтора до выпуска издавать журнал, подражая в форме "Московскому телеграфу". В этом журнале были повести, стихи, критика, смесь, все как следует. Я показал Кречетову первый нумер этого журнала и он, пробежав его, остался очень доволен.

 В пансионе начинали смотреть на меня как на будущего литератора, и воспитанники, плохо знавшие грамоту и не имевшие никакой фантазии, стали прибегать ко мне с просьбами писать для них сочинения на задаваемые им темы. Я исполнял эти просьбы очень охотно, тем более что это не составляло для меня никакого труда. Я уже начал набивать руку.

 

Не помню, кто-то из наших преподавателей вдруг в один прекрасный день, ко всеобщему изумлению, вздумал бог знает почему вооружиться против заучивания уроков наизусть, слово-в-слово, и потребовал, чтобы ему уроки рассказывали своими словами. Как забрела ему в голову такая фантазия — неизвестно, но это привело многих учеников, даже из первых, в величайшее беспокойство. Один из таких подошел ко мне однажды.

 — У меня до тебя большая просьба, — сказал он.

 — Что такое?

 — Да вот** выдумал глупость, чтобы своими словами говорить уроки. Я думаю вот что… Надо только начать своими словами, а потом можно валять по книге. Он не заметит.

 Только ты, пожалуйста, запиши мне, как начать своими словами — я и выучу это наизусть, а потом буду продолжать по книге. Ты у нас сочинитель, тебе это нипочем, ты сумеешь это сделать.

 Воспитаннику этому уже было шестнадцать лет.

 Я исполнил его желание. Он вызубрил мои слова, и потом всякий раз прибегал ко мне с тем же.

 Не мешает заметить, что он кончил курс одним из первых и впоследствии, вступив на военное поприще, обратил своими талантами особенное внимание начальства и достиг видного положения.

 Кречетов был еще более оценен нами, когда мы перешли в выпускной класс. В этом классе преподавал словесность известный профессор, автор "Военного красноречия" Я. В.

 Толмачев. Яков Васильевич питал закоренелую ненависть ко всему живому и современному.

 Он упорно остановился на Державине и даже неохотно упоминал о Батюшкове и о Жуковском. Карамзина он уважал за его историю, и то более потому, что Карамзин читал первые ее главы августейшим лицам и был признан официально историографом.

 — Я, друзья мои, — говорил он нам с чувством гордости, — тридцать уже лет ничего не читаю, потому что убежден, что теперь пишут все пустяки.

 Когда мы заговаривали с ним о Пушкине или декламировали его стихи, он махал рукою и перебивал, затыкая уши:

 — Перестаньте! перестаньте! это все пустяки и побрякушки: ничего возвышенного, ничего нравственного… и кто вам дает читать такие книги?..

 О Полевом он не мог слышать равнодушно…

 — Это мерзавец! — говорил он, дрожа всем телом, — безграмотное животное, двух строк со складом и правильно не может написать… Лавочник, целовальник, а осмеливается безнаказанно оскорблять людей пожилых, чиновных и ученых!

 — Как же вы знаете, что Полевой безграмотный, — возражали мы, — ведь вы сами говорите, что вы тридцать лет ничего не читали?

 — Да мне попалась недавно, — отвечал он с неизъяснимым добродушием, — у кого-то из знакомых случайно книжонка, в которой была напечатана между прочим и его чепуха. Я прочел несколько строк и ужаснулся… Да что я говорю, лавочник! Всякий лавочник, друзья мои, напишет правильнее его.

 Яков Васильевич задал нам однажды сочинения. Я выписал начало повести Полевого (кажется, "Сохатый") и представил ему выписку за собственное сочинение.

 Яков Васильевич читал долго и внимательно, останавливался на каждом периоде и был восхищен изящностию слога, мастерством оборотов и грамматическою правильностию этого сочинения…

 — Молодец, друг мой, молодец! — говорил он. — Хорошо, очень хорошо… — И он качал головою от удовольствия. — Я вам скажу, друзья мои, что такой слог сделал бы честь и опытному писателю… Не поправлял ли, впрочем, тебя кто-нибудь? — прибавил он через минуту задумчиво.

 — Нет, никто, Яков Васильевич, — бойко отвечал я, — я это написал сразу-с, без всяких поправок.

 — У тебя талант, друг мой, талант!

 И с тех пор Толмачев относился ко мне с особенным вниманием и рекомендовал меня инспектору и помощнику инспектора.

 В день публичного акта, при выпуске, я подошел к Толмачеву.

 — Я виноват перед вами, Яков Васильевич, — сказал я, — я вас обманул. Я вам выдал чужое сочинение, которым вы были так восхищены, за свое… Ведь это вы так восхищались слогом Полевого. Я подал вам подстрочную выписку из Полевого. Видите ли, он, однако, не так безграмотен, как вы говорите.

 Толмачев нахмурился, взглянул на меня сначала неблагосклонно, но потом улыбнулся и сказал:

 — Что ты, мой друг, какой вздор говоришь!

 — Спросите у моих товарищей, если не верите.

 — И верить не хочу, и спрашивать не буду, — отвечал Толмачев решительно и отвернулся.

 Я, впрочем, еще прежде этого имел счастие обратить на себя внимание Якова Васильевича.

 Когда он вошел в первый раз к нам в класс и прочел список новых выпускных воспитанников, он остановился с видимым удовольствием на моей фамилии.

 — А что, г. Панаев, — спросил он, — вы родственник тому Панаеву, который написал "Идиллии"?

 Этот вопрос преследовал меня. Все начальники и учителя предлагали его мне при вступлении моем в пансион.

 — Да, родственник, — отвечал я.

 — И близкий?

 — Племянник.

 — А-а-а! — протянул Толмачев значительно. — «Идиллии» вашего дядюшки образцовые идиллии, единственные у нас в этом роде. Я хоть тридцать лет ничего не читаю, но для Панаева я сделал исключение и прочел его «Идиллии» с великим удовольствием.

 Я сделался любимицей Якова Васильевича, хотя не заслужил этого ничем, кроме того, что был племянником моего дяди, не разделяя вовсе мнения достойного профессора об его идиллиях.

 Для публичного акта Толмачев задал мне написать речь О значении русской словесности, что-то вроде этого. Задача эта привела меня в совершенный тупик. Я мог с успехом написать сочинение о захождении или восхождении солнца, поездку в Парголово или в Нарву, но как же рассуждать о значении словесности? Я знал несколько стихов Ломоносова и Державина, которые заставляли меня выучивать наизусть; незаметно и добровольно заучил почти всю первую главу «Онегина» и несколько стихотворений Жуковского, Батюшкова, Языкова, перечел все новейшие альманахи и критические статьи в «Телеграфе» — но этим и ограничивались все мои бессвязные знания. Что ж я напишу? Этот вопрос долго мучил меня. Наконец я принялся перечитывать «Телеграф» и написал какую-то нелепую статью, составленную из разных телеграфских критик. Я приделал к ней кое-как фразистое, нелепое заключение, но чувствовал, однако, что все это никуда не годится.

 Толмачев взял мою несчастную компиляцию для просмотра домой и потом возвратил мне ее с улыбкой.

 — Нет, друг мой, — сказал он, — ты напорол дичь. Уж ты не беспокойся. Я сам для тебя напишу речь такую, какую надобно.

 Смысл этой речи я совершенно забыл, да, кажется, в ней и не было никакого смысла.

 В заключение, как водится, было обращение к государю и изъявление чувства благоговейной признательности августейшему покровителю просвещения за попечение и заботливость об нас.

 Я показал эту речь Кречетову. Он перелистовал ее и бросил с презрением.

 — Избитые места, пошлость, ни одной живой, свежей, сочной мысли, ничего эдакого… эдакого…

 И руки Кречетова пришли в движение для объяснения этого, но ничего не объясняли.

 Он повторил еще раз эдакого, махнул рукой и прибавил:

 — Э! да впрочем, чего ждать от старика, выжившего из ума?.. А можно бы написать славную речь, пропитанную свежими мыслями, обделать ее эдак изящно, как игрушечку…

 Начались репетиции в публичной зале. Я читал бойко, четко, с ударениями, с возвышениями и понижениями голоса, не обнаруживая ни малейшего смущения. Инспектор, его помощник, гувернеры — все были в восторге от моего чтения, и я был совершенно счастлив. На одну из репетиций явился и попечитель К. М. Бороздин — человек очень тихий и добрый. Он также отозвался об моем чтении с большой похвалой.

 — Было бы недурно, — заметил он мне, — если бы вы при заключительных словах обратились к портрету государя императора, приподняли правую руку и постарались бы прослезиться.

 Я обещал — и действительно прослезился… при мысли, что внизу меня ожидает щегольской сюртук и что через десять минут я буду совершенно свободен…

 Это были слезы нервического восторга; я бы заплакал в эту минуту без всяких фраз и речей. Бойко