Основанная в 1760 году купцом Осипом Коноваловым на реке Таборинке в 6 верстах от уездного центра, Туринская бумажная фабрика - первоначально мануфактура - была первой на Урале. 

В конце 80-90-х годов XVIII века предприятие перешло от разорившегося Коновалова к такому же неудачнику купцу Колмагорову, а от него к верхотурскому горнозаводчику М. Походяшину. После смерти хозяина фабрикой владел его сын Григорий - ближайший друг и идейный соратник выдающегося русского книгоиздателя-просветителя Н.И. Новикова. На туринской бумаге печатаются издания новиковской Типографической компании антикрепостнической направленности.

Затем появился новый владелец - пермский губернский прокурор, мастер масонской ложи Золотого ключа И. Панаев. Уроженец Туринска, он был сыном туринского воеводы, который "знался" с лучшими литераторами того времени - поэтами Г. Державиным, И. Дмитриевым, драматургом Я. Княжниным.

На печатном оборудовании, закупленном еще М. Походяшиным, И. Панаев - сам талантливый писатель, открывший путь в литературу драматургу Д. Фонвизину, распространитель новиковских книг в Туринске, издает на фабрике собственные сочинения масонского толка. Документы фонда И. Панаева в Госархиве Пермской области (ГАПО) говорят о попытке сына туринского воеводы издать сочинения своего опального петербургского знакомца А. Радищева, автора "Путешествия из Петербурга в Москву". Речь шла о задуманной им поэме "Бова", оде "Вольность", "Слове о Ермаке", обзоре экономической, политической и культурной жизни Урала и Сибири , где "бунтовщик хуже Пугачева", по выражению императрицы Екатерины Второй, выступал за народную революцию. Внезапная смерть отца Панаева - туринского воеводы, оборвавшая финансовую поддержку издания, а также гонения на масонов и ужесточение цензуры остановили дело.

Очередной владелец фабрики - правнук туринского воеводы поэт и чиновник Владимир Панаев, знакомый ссыльного декабриста И. Пущина.

В 40-х годах XIX века владельцем туринской фабрики стал соиздатель "Современника" русский писатель и журналист Иван Иванович Панаев, писавший повести, критически изображавшие светскую жизнь, сатирические очерки. С тех пор и до смерти Панаева в 1862 году туринская фабрика являлась значительным материальным источником существования журнала, где, как мы знаем, печатались произведения Тургенева, Льва Толстого, Гончарова, Достоевского, Григоровича и др. С фабрики поступали средства и бумага для издания "Современника". Но нехватка денег все больше лихорадила журнал, особенно в условиях ужесточения цензурных гонений против революционно настроенных сотрудников и авторов журнала. А туринская фабрика приносила доходов все меньше и меньше. Поскольку Панаев, по его собственному признанию, был не способен "вести хозяйственную часть", Некрасов, весьма умелый коммерсант, решил сам, как он выразился, "энергически взяться за дело" - лично разобраться с обстановкой на панаевской фабрике, имея на руках доверенность хозяина. По словам А. Панаевой, гражданской жены Некрасова, Николай Алексеевич говорил сотрудникам своего журнала: "Поездка моя была полезна для "Современника". Фабрика вступила в хорошее управление и обнаруживает себя в хорошем свете. Устранив беспорядочность по счетной части, я устроил дело так, что оно отныне не зависит ни от каких случайностей или чьей-либо личной безалаберности, для чего пришлось по уши въехать в хлопоты. Зато теперь деньги из Туринска будут получаться для "Современника" регулярно, и немалые. Журнал будет печататься отлично, на отличной туринской бумаге. Не придется теперь прибегать ко всевозможным изворотам и ограничениям издержек, чтобы к концу года не пришлось плохо".

Обращаясь к И.С. Тургеневу, постоянному автору "Современника", с просьбой "прислать, что у Вас написано", Некрасов соблазнял создателя "Записок охотника", что его сочинения будут печататься в "Современнике" "на отличной туринской бумаге".