Притуринский край - окраина Сибирского ханства

Местности, лежащие по берегам реки Туры, упоминаются в летописях, начиная с 16-го века. Ближайшее знакомство россиян с Притуринским краем относится к 1581 году, когда Ермак со своим отрядом, пройдя реками Чусовой и Тагилом, вошел в Туру. В 1581 году начался поход за Урал легендарного Ермака, который положил начало превращению России в крупную евразийскую державу. В это время Россия начала прокладывать новый путь из европейской России в Азию - дорогу, "проведанную" верхне-усольским крестьянином Артемием Бабиновым. В 1597 году эта дорога, названная Бабиновской, была приспособлена для езды; в месте ее выхода к реке Туре в 1598 году было образовано Верхотурье.Первым на окраине Сибирского ханства пришельцев встретил татарский князь Епанча. Вблизи своей столицы Епанчин-юрта, на месте которой ныне находится город Туринск, на крутом берегу Туры, устроил Епанча засаду. Более полутысячи татар и вогулов должны были засыпать Ермакову дружину стрелами и забросать копьями, как только казаки появятся за излучиной реки.

По преданиям, Епанча обладал идеальными качествами воина и военного руководителя, но против огнестрельного оружия оказался бессилен. Несмотря на яростную атаку, а затем отчаянное сопротивление, воины его дрогнули и побежали. Русские также понесли потери: несколько казаков было убито, многие ранены. Говорят, что для Ермака исход сражения тоже был неудачен: он не смог добыть языка, столь нужного при походе в неведомые земли. Епанчинцы значительно раньше добрались до столицы ханства и поведали Кучуму о грозящей опасности, о количестве казаков и их чудо-оружии. Фактор внезапности был потерян. Именно потому, говорят, Ермак в ярости сжег Епанчин-юрт, что очень редко делал во время своего похода.

 

После боя, под Епанчин-Юртом 22 мая 1582 года, Ермак оставил на покоренном становье свой дозор, под доглядом Еремейки Булата и десятка два казаков. Выглядел Епанчин-Юрт так: высокий частокол из гибкой ивы, глиняная затирка, узкие смотровые щели, плетеные из ивняка юрты, деревянная кумирня с низкой крышей, постройки для мастеров делавших сбрую и седла, изготавливавших глиняную и берестовую посуду, посредине крепости – шатровый дом Епанчи, его жен и детей. 

 

Туринск один из самых древних городов в Свердловской области 

 

В 1600 году от Московского правительства, от царя и великого князя Бориса Федоровича, в Сибирь, была отправлена грамота тюменскому голове Федору Осиповичу Янову. Она предписывала ему, между Верхотурьем и Тюменью, в Епанчиновой юрте, основать ям и пашню. Построить острог, около того места, где находился юрт Хантыйского князька Епанчи, где впадала речка Ялынка в реку Туру. Под руководство Янова были даны 30 казаков из Тобольска и Тюмени, 20 плотников из Верхотурья; 35 семей пашенных крестьян, переведенных из Лаишева. 
В том же месте и в том же году был выстроен острог, который назывался Епанчинским. Отсюда ведет свою родословную город Туринск.

Река Тура стала звеном связывающий Сибирский край с центром Московского государства  и послужила одной из ступенек к широко распахнутым воротам в Сибирь. В Свердловской области это самый древний русский город после Верхотурья. Туринск имел собственный герб с изображением соболя, учиненный по указам великих государей и доставленный из губернского города Тобольска. В 1785 году 17 марта  Ея Императорским Величеством был учинен другой герб – на серебряном щите изображен дремучий лес, из которого выходит медведь. В 1601 году в Туринске был поставлен первый храм в честь Святых Бориса и Глеба.

Но есть и другая, заслуживающая внимания, версия развития городов вдоль реки Туры.

Туринск - крупный "пашенный" город и форпост России в Западной Сибири

Земледелие на Урале в 17 веке развивалось большими темпами. В основном поля засевались зерновыми культурами. Уезды западного Урала стали удовлетворять не только свое население в потребности хлеба, но и стали снабжать им, такие северные города как, Тобольск, Пелым, Березов еще в 1640 году. В частности о Туринском уезде говорили «..земледелие процветало – одной государственной пашни в 1645 году обработано 442 десятины.

С середины XVII в. занимались производством и торговлей хлебом туринские посадские Панаевы, составившие впоследствии самую многочисленную и богатую купеческую фамилию Туринска. Наиболее товарным было хозяйство Федора Тихоновича Панаева, который, наряду с разведением скота (по данным за 1701 г., в его хозяйстве имелось 45 лошадей, 88 коров и 74 овцы), имел 10 дес. пашни и 48 дес. залежной земли. Значительную часть выращиваемого хлеба Федор Тихонович реализовал на тобольском рынке, где также торговали хлебом «своей пахоты» и скупаемым у крестьян его брат Кузьма и сын Иван: в 1672 г. Федор Тихонов совместно с туринским стрельцом Е. Еремеевым являл в Тобольской таможне 30 четвертей хлеба, в 1687 г. Иван Панаев привозил в Тобольск 200 пуд. ржи, в 1695 г. Кузьма Панаев — 932 пуда хлеба. Более мелкие партии хлеба реализовались Панаевыми в Туринске: так, в 1703 г. сын Кузьмы Панаева — Федор — продал в Туринске хлеба и рыбы на 4 руб. 20 алт.

Туринск в это время за удовлетворением местных потребностей только с государственных десятин отправлял в Тобольск и Пелым ежегодно 10-15 тысяч четвертей (100-150 тысяч пудов разного хлеба)». В связи с этим города официально подразделялись на «пашенные» и « непашенные». К «пашенным» городам относятся уезды, вывозящие хлеб за пределы своего города. Это такие города как Верхотурье, Туринск, Тюмень и Томск. Остальные города принадлежали к «непашенным» т.е. нуждающим в привозном хлебе. В конце 18-го века, после образования Пермского наместничества, к которому отошло Верхотурье, Туринск стал первым сибирским городом на пути из европейской России в Азию, форпостом России в Западной Сибири. Город находился на полпути между Верхотурьем и Тюменью и с выгодой использовал благоприятное экономико-географическое положение.  В Туринске росло число жителей, увеличилась площадь застройки, появились каменные храмы. Рядом с ними, на площадях, шла бойкая торговля. В городе регулярно действовали так называемые "торжки", а в 1789 году, по указу Тобольского наместнического правления, была дополнительно открыта ежегодная Никольская ярмарка.  

Местные предприниматели обладали большим опытом в торговле и имели хорошо налаженные связи с населением близлежащих и отдаленных территорий. В 1790 году туринцы и приезжие покупатели пользовались услугами 40 лавок, казенной "стойки" для продажи соли. На рынке работали 13 кузниц, 10 кожевен, 18 кирпичных сараев, а под городом находилась бумажная "фабрика" Панаева.

Жители Туринска стремились участвовать в торговле и вне городских стен. Туринские купцы регулярно появлялись на Ирбитской ярмарке, в Пелыме, в других уральских и сибирских городах. Они специализировались на заготовке, скупке, продаже и перепродаже рыбы, шкур и пушнины.В 1751 года в Туринске построены каменные двухэтажные трехпрестольные храмы - Крестовоздвиженский собор и храм в честь Сретения Господня. В 1771 году возведен Покровский каменный двухэтажный четырехпрестольный храм; в 1782 году - каменная двухпрестольная Свято-Духовская кладбищенская церковь; на средства воеводы И.А.Панаева в 1785 году построен храм в честь Вознесения Господня Свято-Николаевского монастыря. В самом городе и его окрестностях существовало множество каменных и деревянных часовен. Почти все церковные здания Туринска были снесены в годы правления большевиков, в одном до последнего времени был Дом пионеров.

Когда-то Туринск славился своими резчиками, иконописцами, живописцами. Академик И. И. Лепехин, посетивший Туринск в 1770-х годах, объяснил это тем, что в городе поселились многие из тех мастеров, которые строили и украшали в начале века тюменский Троицкий монастырь. Однако это мнение опроверг декабрист И. И. Пущин, который с помощью одного из местных художников выяснил, что причиной образования туринской живописной школы было открытие Демидовыми в первой половине XVIII века художественного училища в Нижнем Тагиле. Склонные к разным ремеслам туринцы стали посылать своих детей в это училище. Училище, хорошо оборудованное, имевшее богатое собрание картин, эстампов и икон, укомплектованное произведениями зарубежных живописцев, стало для Зауралья своеобразной «академией искусств». Не одно поколение туринцев закончило училище до его ликвидации в начале XIX века. Немало каменных и деревянных церквей было построено туринцами в Западной Сибири. Иконы, расписные сундуки, подносы и шкатулки реализовывались через Ирбит. Очень известны были изделия золотошвейной мастерской при туринском женском монастыре. «Описание о городе Туринске», выпущенное в 1910 году, в числе других «разночинцев» — жителей Туринска называет маляров, золотарей, серебряников, портных, столяров, плотников, медников, кузнецов, бочкарей, синильщиков, чеканщиков, сапожников, чеботников, кожевников, коробейников, кирпичников, печников, харчевников. Старинный город Туринск был городом мастеров-ремесленников.

В мае 1891 года в Туринске с целью сбора материалов для картины «Покорение Сибири Ермаком» побывал художник В. И. Суриков. По приезду Суриков нашел кое-что любопытное в местном архиве, в частности о своем пращуре Илье Сурикове, ермаковом десятнике, который был ранен во время сражения в левое плечо. Сурикову показали тот самый крутояр, с которого Епанча наблюдал за ходом битвы, берег, с которого начали наступление на неприятеля Ермаковы казаки. Василий Иванович сделал несколько эскизов и зарисовок местной природы, которые впоследствии использовал в своей картине. Сам Суриков в своей записной книжке, что хранится в отделе рукописей Третьяковской галереи, оставил запись: «По Туре этюды делал в картину «Ермака». В Туринске Суриков делал зарисовки остяков или вогулов, их одежды, вооружения, лодок, которые потом использовал для изображения представителей неприятельского войска в своей картине «Покорение Сибири Ермаком». Одна зарисовка «Портрет остяка» с подписью «г.Туринск» известна в Третьяковской галерее.

Туринские воеводы

Данила Иванович Милославский, стоявший в Туринске на воеводстве с 1619 по 1622 год, был родоначальником фамилии, сыгравшей в XVII столетии в России одну из самых главных ролей. В 1648 году его внучка Мария Милославская, как преувеличивали недоброжелатели, до того торговавшая на базаре саморучно собранными грибами из-за бедности, становится женой царя Алексея Михайловича. В конце столетия клан Милославских, во главе которого стояла царевна Софья, сцепился с кланом второй жены Алексея Михайловича Нарышкиными, во главе которых встал молодой Петр I. В результате Милославские проиграли. После этого начался закат фамилии.

Воевода Василий Трегубов. Некоторые Туринские воеводы главной целью своего воеводства ставили личное обогащение. За всю историю Туринска трудно найти равного по этой части воеводе Василию Трегубову, который отличался большой изобретательностью и смекалкой по части опустошения чужих карманов. Особенно страдали проезжавшие из России в Сибирь или обратно обозы. О Трегубове слагали легенды, заехать в Туринск боялись и радовались окончанию знакомства с городом. Туринский воевода умудрялся вытягивать средства даже у государевых людей, не говоря о частных персонах. Как бы то ни было, но, в конце концов, за взяточничество и мздоимство Трегубова сняли с должности и отозвали в Москву.

Примером хорошего воеводы был Иван Андреевич Панаев, долгое время сидевший на воеводстве в Туринске во второй половине XVIII века. По преданию, дворянский род Панаевых происходил от новгородцев Паналимоновых, переселенных Иваном Грозным в восточную Россию. По словам современников, Иван Андреевич отличался справедливыми решениями в разрешении конфликтов горожан, много сил отдал на благоустройство города, строительство каменных храмов, в том числе Спасской церкви, сохранившейся до наших дней. В 1779 году его стараниями в монастыре вместо деревянного храма была заложена каменная Вознесенская церковь.

В 1753 году у воеводы родился сын Иван, который все свое детство провел в Туринске, здесь окончил училище для мальчиков, а, став взрослым, по протекции тобольского губернатора отправился в Петербург делать карьеру. Через год он уже адъютант у генерала Румянцева. Вскоре женится на племяннице поэта Г. Р. Державина, заводит дружбу с драматургом Я. Б. Княжниным, просветителем Н. И. Новиковым. Последнему оказывает большую помощь в распространении его антикрепостнических произведений, отправленному в ссылку А. Н. Радищеву помогает деньгами. В Туринске он становится владельцем первой на Урале бумажной фабрики.

Один из его сыновей Владимир Иванович Панаев женился на дочери казанского вице-губернатора и сумел сделать блестящую карьеру, став в 1832 году начальником канцелярии Императорского двора с правом личного доклада Николаю I . В Туринске ему приходилось бывать часто, так как он являлся владельцем бумажной фабрики. Здесь Владимир Иванович не раз встречался со своим другом И. И. Пущиным. Более всего этот Панаев прославился как поэт-сентименталист, пожалуй, самый известный в России. Его идиллии нравились Державину, в отличие от А. С. Пушкина, который жестко критиковал Панаева за его слащавую сентиментальность. Известные также мемуары В.И.Панаева.

Самым же знаменитым среди Панаевых был правнук туринского воеводы, племянник Владимира Ивановича, Иван Иванович Панаев, который после дяди стал владельцем Туринской бумажной фабрики. Вместе с Н. А. Некрасовым с благословения Белинского он решил возобновить пушкинский «Современник». В 1847 году вышел первый номер нового журнала, который на многие годы стал самым популярным отечественным изданием, главными редакторами и издателями которого были под номером один – И. И. Панаев, а под номером два – поэт Некрасов. Панаев в «Современнике» был первым, потому что печатался журнал на туринской бумаге. Туринская фабрика являлась основным для издания источником средств.

Первое время из-за отсутствия должного досмотра поступление средств из Туринска было недостаточным и постоянно уменьшалось. Именно потому в 1850 году в Туринск поехал Н. А. Некрасов, отличавшийся в сравнении с Панаевым большей жесткостью и деловитостью. На фабрике поэт отстранил от управления родственницу Панаева, поставив нового управляющего, перед тем посоветовавшись по кандидатуре с местными заводчиками, начал замену оборудования, навел порядок в бухгалтерии. Во время пребывания в Туринске Некрасов побывал на могиле Ивашевых, осмотрел дома Басаргина и Ивашева, встретился с декабристом Бригеном.

Панаев и Некрасов жили в одной квартире в Петербурге на Литейном, выпускали один журнал и никак не могли поделить между собой одну женщину – Авдотью Панаеву, русскую Жорж Санд. Восемь лет она была женой Панаева, все эти годы за ней ухаживал большой специалист по женскому полу Некрасов. Из-за этого Авдотья Панаева, бросив мужа, остается жить в этой же квартире, но уже с другим мужчиной. Хорошие отношения ее с Панаевым сохраняются, тот тоскует, 15 лет ждет возвращения своей любимой, но Некрасов не оставляет ему шансов. В 1862 году Панаев тяжело заболевает и умирает на руках своей бывшей жены с надеждой, что они снова будут вместе и уедут в деревню, подальше от Некрасова. От Панаевой А.Я. остались очень интересные "Воспоминания" о той эпохе и людях.

Сибирская пересыльная каторжная тюрьма 

На протяжении всей истории Российской империи Туринск прославился как город, с которого начина­лась «сибирская темница», место, выбранное государством для ссылки неугодных ему людей. С легкой руки императора Александра II самый западный город Сибири нередко именовали как «место, не столь отдаленное от столицы». На окраине города было выстроено огромное здание сибирской пересыльной каторжной тюрьмы.

Через нее проследовало в Сибирь тыся­чи знатных и малоизвестных изгнанников. Те, что оставались в Туринске, селились недалеко от нее в качестве квартирантов в домах местных жителей либо, очень редко, в собственных домах, если имели на то разрешение и материальную возможность. На том месте, где когда-то находилось здание пересыльной тюрьмы, уже в наше время был установлен памятный знак (в центре города, рядом с центральной библиотекой, которая находится по адресу Ленина, 33).

Первым туринским ссыльным был князь Петр Пронский. В 1617 году во время войны с Польшей, будучи вяземским воеводой, князь проявил малодушие и бежал из города, когда к нему приблизились войска короля Владислава IV . За это царь Михаил Федорович ссылает Пронского в Туринск, куда князь прибывает в начале 1618 года, и где более двадцати лет ждет освобождения.В 1881 году в туринскую ссылку попал известный русский революционер Николай Шевелев, один из лидеров русских революционеров середины XIX века, друг А. Герцена, спонсор легендарного «Колокола». Более всего прославился он в качестве участника Парижской Коммуны 1871 года, где руководил обороной форта Ванв, был начальником порохового завода, снабжавшего коммунаров боеприпасами. После разгрома Коммуны был схвачен и вскоре передан русским властям. Затем Шевелев долгие годы находился в тюрьме, подорвал здоровье и с чахоткой был доставлен в Туринск, доживать свои последние дни. В феврале 1885 года он мужественно встретил свою смерть в местной больнице. Шевелева отпели в Покровской церкви и похоронили в левой части туринского кладбища, где хоронили ссыльных. С годами могила Шевелева заросла и затерялась на туринском кладбище и сегодня ее местонахождение неизвестно.

По одному туринскому преданию, в могилу Шевелева свели рукописи Моцарта. Содержание бумаг великого композитора до сих пор не известно, но версии очень интригующие и любопытные. Точно известно одно, что после смерти Моцарта, все, кто обладал этими рукописями, заканчивали трагично. Самой первой последовала смерть злосчастного Сальери, затем австрийский император Леопольд, архиепископы Вены и Зальцбурга, директор берлинской школы… Бумаги путешествуют по Европе, находя все новых жертв, оказываются в Париже. Здесь в дни Коммуны во время обыска их находят в доме одного аристократа. Бумаги попадают к коммунару Шевелеву. Вместе с ним они путешествуют и оказываются в Туринске. Здесь у революционера вдруг резко прогрессирует болезнь, которая сводит его в могилу. Бумаги Моцарта попадают к купцу Чиркову, который однажды во время масленицы падает с саней и случайно стреляет себе в бок из пистолета. Вскоре купец умирает. Во время Гражданской войны белогвардейский полковник Касагранди выпрашивает рукописи у сестер Чиркова и, взяв бумаги, отступает с Белой армией в сторону Дальнего Востока. Во Владивостоке он уже готовится к отплытию в США, где за хорошую цену мечтает продать рукописи Моцарта. Но перед самым отправлением парохода полковника находят мертвым в гостинице. Саквояж с ценными бумагами бесследно исчезает, возможно, навсегда.

После разгрома польского восстания 1863-1864 годов за независимость Польши от России, в Туринске образовалась целая колония ссыльных польских повстанцев, более 50 человек. Говорят, события в Польше подвели писателя Жюля Верна к идее романа «20 тысяч лье под водой». Рассказывают, что по первоначальному замыслу капитан «Наутилуса» Немо – поляк, чьи дочери изнасилованы, жена зарублена топором, отец умер под кнутом, а друзья гниют в Сибири. Он мстит русскому правительству и всюду топит его корабли. Но в дальнейшем от конкретной привязке к политическим событиям пришлось отказаться, чтобы не обострять отношения Франции и России, из-за чего роман могли запретить. В окончательном варианте Немо становится символом борьбы против всякой тирании со стороны наций-завоевателей. Но, как бы то ни было, существует мнение, которое основано на переписке Жюля Верна с его издателем Этцелем, что собирательный образ капитана Немо был списан с образов Туринских ссыльных поляков Н. Подревского, К. Кадчинского, С. Германа и других.

Побывал в Туринске в качестве ссыльного известный писатель, автор знаменитой повести «Алые паруса», Александр Грин. В мае 1906 года он был выслан в город на Туре на 4 года за антиправительственную деятельность и принадлежность к партии эсеров. Но пробыл в ссылке Грин в отличие от большинства других ссыльных недолго, то ли через день пребывания в городе, то ли через три ему удалось совершить удачный побег, так что все попытки полиции выследить его оказались тщетными. Говорят, этот сюжет из своей жизни в будущем Грин использовал при написании рассказа «Сто верст по реке», по которому уже в наше время был снят одноименный фильм. Кроме того, есть мнение, что события туринского побега использовались писателем в рассказах «Зимняя сказка», «Кирпич и музыка», «Остров Рено», «Ли».

Декабристы

Пасмурное утро 14 декабря 1825 года. Санкт-Петербург. Начальник штаба восстания, старший адъютант командующего гвардейской пехотой поручик князь Е. П. Оболенский, начал еще затемно объезжать казармы. Декабристы уже готовились в это время выводить на Сенатскую площадь свои воинские части. Прибывшие выстроились у подножия памятника Петру I в каре - боевым четырехугольником, - что давало возможность отражать нападение со всех четырех сторон. Число восставших было 3050 человек.

В начале пятого часа дня Николай I дал приказ стрелять картечью. За первым выстрелом последовал второй, третий. Ряды восставших дрогнули, и солдаты бросились врассыпную в разные стороны. В шесть часов вечера все было кончено. Начались облавы на людей. Всех сгоняли на соседнюю Исаакиевскую площадь, строили рядами и отправляли в Петропавловскую крепость и в тюрьмы.

После тюрьмы и каторги декабристов посылали в послекаторжную ссылку за Урал. Среди Туринских ссыльных более всех оставили о себе память семь декабристов, находившихся в Туринске на вынужденном поселении. Первым в 1830 году в Туринске посе­лился С. М. Семенов. Следом прибывают В. П. Ивашев, Н. В. БасаргинИ. И. Пущин, Е. П. ОболенскийА. Ф. Бригген, и И. А. Анненков. Невеста Анненкова, Полина Гебль, прояви­ла чудеса мужества, не желая расставаться с любимым человеком. Об этой истории любви А. Дюма написал роман "Учитель фехтования". В 1975 году эта история вошла в сюжет фильма Марка Захарова "Звезда пленитель­ного счастья", где роль поручика Ивана Анненкова сыграл актер Игорь Костолевский.

 

В городе сохранились дома Семенова, Басаргина и Ивашева. Благодаря декабристам Туринск начал приобщаться к садоводству и озеленению улиц. На приусадебном участке Басаргина впервые на Урале появились многие культурные растения. Парк, который заложили декабристы в городе, жив до сих пор.
 
Почти напротив домов Ивашева и Басаргина — парк, посаженный декабристами. Теперь деревья разрослись, некоторые уже состарились, но каждую осень они покрывают улицу желтыми листьями, как бы напоминая и печалясь о давно минувшем.
Современная ул.Декабристов очень своеобразна. Уютная и замкнутая, улица в то же время не камерна благодаря большой площади, расположенной в ее верхнем конце, и близости реки. Поблескивая брусчаткой, улица круто спускается вниз, и даже удивительно, как это стоят на ней дома — такие степенные и неподвижные. Два из них построены ссыльными декабристами. Встали они рядом друг с другом, прочно, основательно, образовав небольшую колонию. Угловой дом был выстроен на свои средства Ивашевыми, а соседний - Басаргиным (на средства брата). Подружившись еще на каторге в Петровском заводе, Басаргин и Ивашевы приехали в Туринск почти одновременно.
 
 
Декабрист Ивашев прибыл в Туринск на поселение с женой и детьми в августе 1836 года. Через некоторое время ему отвели место для строительства дома, отец, Петр Никифорович, бывший генерал-квартирмейстер и начальник штаба А. В. Суворова, выслал деньги на строительство и лично составил проект будущего особняка. Василий Петрович внес лишь некоторые поправки в детали фасада здания. С тех пор этот дом сохранился без больших изменений.   

В доме Ивашевых с 1993 года действует мемориальный музей декабристов, который рассказывает о пребывании в Туринске этих замечательных людей. Здесь воссоздана обстановка первой половины XIX века. В каминном зале проходят музыкальные вечера, в центре зала стоит пианино немецкой фирмы «Рихтер», подарок музею от известного режиссера Никиты Михалкова

Главная тема музея - повесть о необычайной любви русского офицера В. П. Ивашева и француженки Камиллы Ле-Дантю, последовавшей вслед за любимым человеком в далекую сибирскую каторгу, где состоялась их скромная свадьба. В Туринске прошли финальные сцены этой удивительной истории.

Годы совместной жизни в Туринске стали для Ивашевых годами тихого семейного счастья. По чертежам отца Василий Петрович возводит дом. Много внимания он уделяет литературному творчеству, музыке, живописи, редактированию работ отца о генералиссимусе Суворове. Дом Ивашевых становится центром колонии декабристов. Казалось, что жизнь налаживается, но беда подкралась неожиданно.25 декабря 1839 года из-за простуды у Камиллы случились преждевременные роды. Девочка Лиза скончалась через два дня. Почти следом умерла Камилла. Беско­нечны были страдания Ивашева. По рассказам, он, бросив все свои обычные занятия, постоянно пребывал в меланхолии, постепенно угасал.

Ровно через год после смерти жены, заказав панихиду, он ложится спать и умирает. Как не смогла в свое время прожить без любимого Камилла, так и он не смог без нее выжить на этом свете Памятник, спроектированный Ивашевым на могилу жены, стал памятником и самому Василию Петровичу. На туринском кладбище до наших дней хорошо сохранился памятник на могиле несчастных влюбленных. По преданию, вскоре после смерти Ивашевых, здесь, рядом с памятником, выросли два дерева. Местные жители считают, что в них нашли последнее прибежище души Камиллы и Василия Петровича, хранители и помощники всех любящих и открытых для любви - самого светлого в нашем мире чувства.

Одно время в светских кругах России тема трагической смерти Камиллы и Ивашева была необычайно популярна: дамы пересказывали друг другу все новые подробности этой истории, описывали эти подробности в письмах, модный писатель М. А. Веневитинов посвятил этому сюжету целую повесть, назвав ее «Роман декабриста». Говорят, известнейший критик В. В. Стасов предложил Л. Н. Толстому объемную переписку Ивашева, посоветовав что-нибудь написать на основе этого материала. Толстой Стасову будто бы ответил, что ему этот сюжет не интересен, что здесь много искусственного, и что вся эта история в последнее время сделалась пошлой.

Далее>>>>>>>>>>